Тютюнница

Историко-краеведческое исследование

Быша Андрей Сергеевич

Страницы истории села Тютюнница Корюковского района Черниговской области Часть первая

От составителя

Наверное, у каждого, по мере приближения жизненного пути к финишу, появляется непреодолимое стремление к воспоминаниям о былом. И тогда человек пристально, с повышенным вниманием и щемящей болью в сердце всматривается в свое прошлое, прошлое своей маленькой Родины, в судьбу друзей, соседей, родственников, сверстников -всех тех с кем довелось повстречаться на жизненном пути.

Безжалостное течение времени, хозяйственная деятельность людей стирают с лица земли и человеческой памяти города и села, реки, поля и леса. А вместе с ними отходит в небытие целый мир – мир человеческих отношений, духовных традиций, обычаев, верований, ремесел, человеческих судеб. Необозрима наша страна, но каждый из нас обязан, в первую очередь, своей маленькой Отчизне, где сделал первые жизненные шаги, познал первые радости и первую горечь разочарований. И наш долг – время от времени вспоминать ее, а по возможности напоминать о ней всем окружающим. Тем более, что в судьбе самой маленькой деревни или хутора отобразилась непростая судьба нашей страны, всех людей. Это нужно и для того, чтоб хотя бы наши дети и внуки знали, что эта вот маленькая точка на географической карте с необычным дивным названием не пустое место. Там бурлила жизнь, там жили наши деды-прадеды, потом и кровью добывали хлеб насущный, любили и ненавидели, пели и танцевали, женились и рожали детей, провожали своих односельчан в последний путь, откуда уже никто не вернется. И вот, наверное, только на карте Черниговской области – маленькая точка с пометкой «Тютюнница». Уже три столетия исполнилось селу. За триста лет по всему миру разбросала судьба сыновей и дочерей ее. И не все они и их потомки, проживая в столицах, в далеких городах и селах, догадываются, что корни их берут начало в маленьком Полесском селе на Украине. Официальных документов о прошлом таких маленьких населенных пунктов сохранилось очень мало. Некоторые отрывочные сведения разбросаны по архивам, музеям и библиотекам. Большинство же сведений сохранилось в воспоминаниях старожилов и эти воспоминания передавались из поколения в поколение, а некоторые из них дошли и до нашего времени. Понятно, что раньше вести летопись населенного пункта не всегда предоставлялась возможность. Было очень мало грамотных людей, да и общий уровень культуры, интеллектуального развития был низкий. К сожалению, и в наше время в начале ХХI века эта работа редко ведется – наверное, мы еще не поднялись к пониманию необходимости такого дела. Вот живут рядом с нами незаметные, на первый взгляд, обычные люди, семьи, семейства. А перевернешь страницы их жизни – и откроется захватывающий роман, где достаточно и лирики, и комедий, и трагедий. Да что там история села, города или соседа. Мы иногда не знаем своего деда или прадеда. Кто он был, чем занимался? В семьях записей не ведем, документов не собираем и не сохраняем. Так и исчезают семейные традиции, секреты мастерства, ремесла. Прерывается связь поколений. Изложенные ниже факты, события, сведения взяты мною из самих различных источников. Некоторые материалы удалось обнаружить в книгах изданных в 19-том начале 20-го веков. Многие из этих изданий хранятся в библиотеке Черниговского исторического музея. Из них мною были использованы такие книги: -Историко-статистистическое описание Черниговской епархии. Филарет Гумилевский. 1873г. Том 6; -Материалы для географии и статистики России. Черниговская губерния. М. Домонтович. 1865г.; -Обозрение Румянцевской описи Малороссии.А. Лазаревский. 1866г.; -Описание Черниговской губернии.А.А. Русов.1898г.; -Труды Черниговской губернской архивной комиссии. Выпуск 5. 1903г. Часть сведений обнаружена в фондах Черниговского областного государственного архива (ЧОГА). С этой целью были просмотрены фонды: №128, №154, №216, №Р-593, №Р-596, №-942, №-1376 и другие. Использованы материалы из церковных метрических книг, которые хранятся в ЧОГА. В Корюковском районном государственном архиве имеются документы Тютюнницкого сельсовета, других учреждений образованные после 1945 года. Многие из них также были просмотрены. Много ценных сведений о прошлом села взято из записок, которые составил энтузиаст, житель Тютюнницы А.П. Душко (1904-1986). Работая в первые годы советской власти секретарем комнезама и сельского Совета, а также в районных органах управления он имел доступ к различного рода информации. И, по свидетельству односельчан, начал вести записи еще до 1941 года. Эти материалы Андрей Павлович передал сельской школе. Впоследствии, директор школы Хомко И.И. вручил их мне с тем, чтобы я поместил в надежное место. Просьбу Ивана Илларионовича я выполнил. Оригинал передан мною в Корюковский музей, а копия в районный архив. Значительная часть сведений взята из воспоминаний старшего поколения односельчан. В первую очередь из рассказов родителей, неутомимых тружеников Быша Сергея Ивановича и Быша (девичья Матюха) Ульяны Самсоновны. А также от старшего брата Николая и сестры Любови. Много интересного услышано мною от старожилов села Матюха Омельяна Михайловича, Быша Ананея Ивановича, Савченко (Матюха) Анны Афанасьевны. Делились своими воспоминаниями пенсионерка, бывшая учительница сельской школы Лобанова (Быша) Вера Трофимовна, соседи – братья Дмитрий Ефимович и Михаил Ефимович Макаренко, бывшая заведующая сельской библиотекой Карпенко (Савенко) Антонина Евстафиевна. Оказывали помощь и многие другие жители Тютюнницы, за что всем большое спасибо.

Быша А.С.

ОТ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ДО 1917 ГОДА

Село Тютюнница расположено в северной части Черниговской области, в 7-ми километрах южнее районного центра Корюковка. Оно растянулось на 4 км. вдоль автомобильной дороги Корюковка-Мена. В настоящее время это центр сельского Совета, которому подчинены населенные пункты Костючки, Кугуки, Самсоновка, Сахутовка. Состоянием на 1 января 2008 года на территории сельсовета проживало 703 человека, в том числе: Тютюнница-204, Костючки-99, Кугуки-31, Самсоновка-14, Сахутовка-355 жителя. До начала 20-го столетия деревня носила название Тютюнникова Слобода. Как известно, «слободы» в нашей местности возникали в17-м начале 18-го века, когда дозволялось занимать «вольные (свободные) грунты» и заселять их безземельными или малоземельными крестьянами. На время освоения этих земель (3-5лет) землевладельцы освобождали крестьян от повинностей на своих землях и в помещичьей усадьбе. В этом и подразумевалась «слобода»(свобода, воля). К слову «слобода» присоединялась фамилия или имя одного из первых поселенцев или землевладельца. Так в нашей местности возникли названия населенных пунктов Петрова Слобода, Белошицкая Слобода, Казенная Слобода и другие. Точную дату, когда появились первые поселенцы, которые положили начало Тютюнниковой Слободе, установить уже, наверное, невозможно. В письменных источниках об этом говорится по-разному. Из официальных исторических документов известно, что первая поголовная и подымная опись Малороссии была проведена в 1763-1765 годах под руководством генерал-губернатора графа Румянцева. Впоследствии известный украинский историк А. Лазаревский исследовал переписные листы, другие материалы этой переписи и изложил все в книге «Обозрение Румянцевской описи Малороссии». Вот здесь на стр.103 сказано следующее: «Д. Тютюнникова, при р. Лукавце. Крестьянских дворов 9, владения Черниговского судьи Тимофея Сенюты. Оная слободка Тютюнникова в 1716 году, на земле домашлинской осажена, бунчуковым товарищем Василием Полонецким, по прежнему обыкновению, малороссийскими вольными людьми». В других источниках сказано, что населенный пункт возник несколько раньше. Так, в энциклопедическом справочнике «Черниговщина», а также в книге «История городов и сел Украинской ССР» утверждается, что село Тютюнница основано во второй половине 17-го столетия, то есть между 1650-м и 1700-м годами. Для строительства жилища первые поселенцы выбирали возвышенные места вдоль маленькой речушки Лукавец. В настоящее время это пересыхающий летом ручей, который пересекает село с Востока на Запад. Первые поселенцы жили в землянках среди болот и лесных зарослей, занимались вырубкой леса, охотой и пчеловодством. Они выжигали и выкорчевывали участки леса, обрабатывали эти земли. Как известно, в те далекие времена земли вместе с поселениями и крестьянами продавались, дарились, ими награждали за успехи в военных сражениях и в государственной службе, они переходили из рук в руки. Такие же порядки господствовали и в нашей местности. Так, например, село Самотуги с крестьянами было куплено войсковым товарищем Лубенского полка Василием Максимовичем у Анны Романовны, вдовы Павла Полуботка, за 1700 карбованцев. А вот деревней Домашлин сначала владел известный Орлик, а после его побега к шведам она досталась Полуботку, который в свою очередь поменялся с Полонецким за Боровичи. Так было и со Слободой Тютюнниковой: несколько раз за период своего существования она переходила от одного землевладельца к другому. Как уже упоминалось, сначала некоторое время деревней владел Василий Полонецкий. А современем ею стал владеть Тютюнник, который находился на государственной службе в чине коллежского асессора и, по всей видимости, продал свое имение и часть земли вокруг дома дворянину из Ольшаного Тарасу Кроту, а крестьян и основное количество земли – помещику Троцкому-Сенютовичу. И уже до самой отмены крепостного права Слобода принадлежала Сенютовичу и его наследникам. Кое-кто из них носил двойную фамилию Троцкий-Сенютович, другие – Троцкий, а некоторые – Сенютович или Сенюта. Поместье их находилось в селе Волосковцы (ныне Менский район). Усадьба Крота располагалась на юго- западной окраине села, на обочине дороги, которая ведет на Самсоновку (Малыши). Позже, вблизи его двора, было выделено участок для строительства школы. Вокруг деревни находились также земли Петровского, Будштедта, московского купца Шубина и других землевладельцев. Согласно административно-полковому делению, введенному Богданом Хмельницким на Украине, Тютюнникова Слобода входила в Киселевскую сотню Черниговского полка. А после создания в 1796 году Малороссийской, а со временем, в 1802 году Черниговской губернии деревня входит в состав Александровской волости Сосницкого уезда. Сначала люди селились на возвышенностях без какой-либо системы, и Слобода не имела улиц. И только когда выросли дети, создали свои семьи и начали отделяться и строить жилища рядом с родительским двором, стало появляться что-то похожее на улицы, или, как их еще называли «кутки». И они стали носить названия в соответствии с фамилиями или прозвищами жителей. Еще до этого времени жители пожилого возраста употребляют названия улиц (кутков) Кротовщина, Деркачи, Романьки, Солодовщина, Бышаки, Кравцивка, Матюхивка, Глушаки, Курчуки, Товкачи, Гаплыки, Павливка и другие. Первые поселенцы носили фамилии Деркач, Лобан, Быша, Матюха. Несколько позже появились Васьки и Смецкие. По преданиям фамилия Смецкой закрепилась за крестьянами, которых землевладелец переселил из села Смяч (неизвестно только из какого, потому что поблизости есть два села с таким названием в теперешних Новгород-Северском и Щорском районах). И коренные крестьяне назвали их «Смячцкие», а позже это название трансформировалось в более удобное для произношения «Смецкой» и закрепилось за нимы как фамилия. Со временем из Низковки были переселены крестьяне с фамилиями Соломенник, Душко, Карпенко. Из семей, которые носили эти фамилии и состояло население до конца 19-го века, так как миграция до этого времени практически отсутствовала. Теперь уже трудно установить, какое значение вкладывали наши далекие предки в слова «лобан», «васько», «быша», «матюха» и другие, что стали фамилиями. Имена в те времена новорожденным давали священники. Такой порядок присваивания имен иногда приводил к курьезам. Так, у одного из жителей Тютюнниковой Слободы троим сыновьям священник, по неизвестным причинам, присвоил имя Иван. И для того, чтоб отличить младшего Ивана от старшего в быту его стали называть Иванчик. Это неофициальное имя закрепилось за ним на всю жизнь и даже пережило его. До этого времени в разговорах старшее поколение жителей села употребляют выражения «Иванчикова копанка», «Дуня Иванчикова » и другие. А третьему Ивану, для различения, дали прозвище Фофан (Фаня), но он умер, не дожив до зрелого возраста. Многие жители села носили имена, которые непривычны для слуха в наше время. Это такие мужские имена, как Аверкий, Ерофей, Фирса, Самсон, Созонт, Евтихий, Аристарх, Ананий, Лука и другие. Среди женских имен употреблялись – Феодосия, Степанида, Еремия, Феврония, Мотрона, Ульяна, Мавра, Васса, Устя и т.д. Кроме официальных фамилий и имен за отдельными жителями деревни, или за целыми семьями и родами закреплялись прозвища, которые отображали отличительные черты характера, внешности, род занятий или местность, из которой переехали эти семьи. Так, в Тютюннице появились Кравцы, Каверцы, Шкарбуны, Вислоухие, Гаевцы, Кабыши, Буслы, Зайцы, Дятлы и другие. А всех жителей деревни прозвали «смухи». По преданиям это случилось после того, как один крестьянин самостоятельно вычинил овчину (смух) и сшил из нее себе кожух. До этого все пользовались услугами ремесленников из окружающих сел, которые в осенне-зимний период ходили по населенным пунктам и выполняли заказы на изготовление одежды, обуви и другие работы. Конечно, как всегда бывает, первый кожух получился аляповатым, некрасивым и вызвал насмешки со стороны жителей сел Костючки, Домашлин, Киселевка. Так слобожане и стали «смухами». По своему социальному положению население Слободы на разных этапах своей истории характеризовалось по-разному. Как уже говорилось выше, первыми поселенцами были малороссийские вольные люди. Спустя некоторое время социальное положение жителей изменилось. Это подтверждают документы. Так, в Черниговском областном государственном архиве сохраняется рапорт от земского комиссара Сосницкого уезда Петра Троцкого-Сенютовича Черниговскому губернатору барону Ивану Васильевичу Френедорфу о количестве жителей уезда от 16 февраля 1810 года. В этом документе указано, что в Тютюнниковой Слободе проживают помещичьи крестьяне, которых насчитывается 65 человек мужского пола и 63 – женского пола. Из этого можно сделать вывод, что все слобожане были окончательно закрепощены после выхода в 1783 году царского указа о закрепощении крестьян на Левобережной Украине. В это время на Чернигово-Сиверщине и проходил процесс насильственного закрепощения казаков, крестьян, мещан и других социальных слоев населения. Вот в архивах сохраняется жалоба жителей Александровки братьев Руденковых о закрепощении их поручиком Артюховым. Только в конце XIX века среди жителей деревни появились представители и других социальных групп: дворяне, государственные крестьяне, отставные нижние чины, бессрочно и временно отпущенные чины. Но самый многочисленный слой составляли временно-обязанные крестьяне. Это помещичьи крестьяне, которые после ликвидации крепостной зависимости еще не успели выплатить выкупной суммы денег за землю. Так, в соответствии с переписью 1872 года в Слободе насчитывалось всего 30 дворов с населением 187 человек, из них 24 двора бывших помещичьих крестьян, количество которых составляло 157 человек. Первые десятилетия количество дворов и населения возрастало очень медленно. На конец ХVIII столетия – 9 дворов, в 1858 году – 16, 1897 – 59 дворов с населением 364 человек. Крестьяне не имели своей земли и пользовались землей помещиков. За это они отрабатывали панщину, собирали сено, строили плотины, работали на мельнице. Панщина доходила до 4-5 дней еженедельно. Хозяева вводили на своих землях также осенщину, которая достигла 8 руб со двора в год. Приходилось доставлять дичь и рыбу из окружающих лесов и рек, мед к столу помещиков, вельмож. Когда в январе 1787 года императрица Екатерина II путешествовала по Черниговскому краю из Новгород-Северского через Сосницу, Мену и Березне, вся губерния почти год готовилась к этому событию. Сотни зайцев, рябчиков, тетеревов и другой дичи было доставлено к столу высокого гостя. Конечно же, не все это она съела, значительная часть ушла челяди и многочисленной свите, которая ее сопровождала.

Крестьяне также отбывали трудовые повинности по содержанию дорог, мостов и др. Так, всего почтовых трактов, которые проходили по территории губернии в 1860 году было 13. На всех трактах было 70 станций, 550 ямщиков и 1777 лошадей. Это все требовало ухода. Почтовый тракт из Чернигова через Березне, Мену, Сосницу в Новгород-Северский имел протяжность 172 версты 444 сажени.Для содержания в надлежащем состоянии этой дороги за ней было приписано 15158 душ мещан и крестьян.

Село Тютюнница. Усадьба Иванчикавого Сергея. Рисунок с натуры.

1978 год. Худ. Зарецкая И.Е.

Условия жизни в это время были чрезвычайно тяжелыми. Низкоплодородные супесчаные и болотисто-песчаные почвы, примитивные орудия обработки земли – все это обуславливало низкие урожаи – до 20-25 пудов зерна с десятины. Большинство семей не могли обеспечить себя хлебом до будущего урожая, поэтому была жесткая экономия. В хлеб примешивалась мука из желудей, жемерины и др. Крестьяне вынуждены были тайно заготавливать в окружающих лесах дрова, из березовых веток вязать метла, возить все в Мену, где обменивали на хлеб. Причем все это часто возили на самодельных санях своей мускульной силой (самотужки), потому что кони и волы были не у всех семьях. На протяжении года придерживались более 200 постных дней. Все эти дни даже детям не давали пищи животного происхождения (скоромной). Дети росли полуголодные, в антисанитарных условиях, почти без одежды и ухода. Родители и более взрослые дети шли работать на панщину, на свои участки или в лес, а маленьких детей оставляли дома. Самых маленьких оставляли на глиняном полу (доливка), а чтоб они не вылезли из хаты, привязывали за ногу к чему-нибудь. Подкармливали детей так называемыми «куклами». Мать или кто-нибудь другой из взрослых жевали хлеб или другую пищу, и вот эту жеванную массу завертывали в ткань, завязывали ее и давали детям сосать. Кто из детей выживал в таких условиях, очень рано приобщались к труду. С 7-8-летнего возраста дети пасли домашний скот, помогали заготавливать сено и дрова. Выполняли и другую работу. Для питания готовились простые блюда. Рецепты их приготовления и названия в большинстве забыты. И теперь мало кто знает, что это за блюда: щерба, тюри, кулиш, бабка, кваша… На земельных участках слобожане выращивали рожь, гречку, овес, просо. Немного позже, приспособившись к условиям возрастающего товарного земледелия, помещики начали менять структуру посевных площадей, внедрять технические культуры. Значительного развития достигло выращивание табака. Первым пунктом на Чернигово-Сиверщине, где начали сеять эту культуру, была Мена. Табак давал значительный урожай и большую прибыль землевладельцам. Так, в 1862 году в с.Домашлин было собрано 4200 пудов табака, а Сосницкий уезд занимал 2-е место в губернии по его сбору. Выращивали также лен и коноплю, из которых делали прядиво, а из семян – масло. В начале ХVIII столетия начали сажать картофель. В глухих окружающих лесах водились волки, лисицы, дикие кабаны, енотовидные собаки, зайцы, лоси. Из птиц – тетерева, глухари, рябчики, перепелки, утки. Население отмечало старинные народные и религиозные праздники: Рождество, Пасха, Троица и другие. Но самым веселым, щедрым был праздник – Храм, который отмечался дважды в году 22 сентября и 18 февраля. Особенно осенью он был богатым. С утра собирались в центре возле церкви родственники, друзья, знакомые из окружающих сел. Здесь проходила оживленная торговля дарами полей и садов. Тут же слобожане забирали к себе домой гостей, где устраивали угощение. Жилище строилось однокамерным (одно помещение), которое служило одновременно кухней, гостиной и спальней. Хату строили из дерева, пол был из глины (так называемая «доливка»). Каждый строил себе жилище, как мог. Размеры были небольшие – приблизительно 6 аршин в длину и 5 аршин в ширину с 1-2 окнами. Почти четвертую часть жилища занимала печь, которая в большинстве случаев находилась в правом углу возле дверей. В противоположном от печи углу стоял стол, под стенами – лавки. К печи прилегала примостка (полык), которая служила кроватью для всей семьи. Слева от дверей находилась полица с посудой (мыснык). Посуда была глиняная, ложки – деревянные. Печь делалась из глины, а коменок – из лозы, который обмазывали глиной. На первых порах дымоходов не было, вместо трубы была дыра в стене и когда топилась печь, дым всегда был в помещении. Крыши были соломенные. Все другие постройки, кроме хаты (сени, хлев), делали из лозы. Двор ограждали тоже лозой (плетень или леска). Металлических орудий труда почти не было. Вместо гвоздей использовали деревянные колышки, навоз брали деревянными вилами, которые назывались «сохаром». Жилище освещалось лучиной, а позже – каганцом, в который заливали овечий жир или конопляное, льняное масло. С помощью такого освещения долгими зимними вечерами пряли прялками нитки, ткали на кроснах полотно, выделывали шкуры домашних животных, из лозы плели корзины, из веток вязали метла и др. Всю одежду население изготавливало собственными силами из льна, конопли, овечьей шерсти. У мужчин главную часть одежды преимущественно составляла короткая или длинная свитка из домашнего сукна. Носили также чикмиль(чекмень) с капюшоном, который одевался на верхнюю одежду. Рубахи и штаны шили из льняного или конопляного полотна. Головным убором служил брыль и баранья шапка. Зимой одевали кожух. Женщины одевали свитки, кожушанки, корсетки. Головные уборы – очипок и платок. Обувью служили постолы (лапти) из лык. Сапоги были большой роскошью, которые всячески берегли. Брали их с собой в церковь или в какое-нибудь учреждение, шли туда босыми и только, когда заходили в помещение, обувались. Когда же выходили - сапоги опять снимали. Домашнего скота у крестьян было очень мало. Только после ликвидации крепостной зависимости количество его возросло. Вот статистический отчет за 1872 год, где указано, что жители деревни имели: коней – 22, крупного рогатого скота – 32, овец – 53, свиней – 32. Этот отчет подписали три должностных лица: священник Иван Городецкий, волостной старшина Н. Снитка и сельский староста Данило Быша. Семьи в это время были большие, по 8-10 и больше человек. Была очень большая смертность, особенно среди детей. Никакого медицинского обслуживания в деревне не было. На низком уровне оно было и в городах. Так, в 1860 году на всю губернию насчитывалось только 71 врач, 17 аптек. Часто население страдало от эпидемий. В 1855 году от холеры, которая продолжалась с мая по октябрь, в губернии умерло 15303 человек. Не миновала она, наверно, и крестьян Тютюнниковой Слободы. Долгое время все жители Слободы были безграмотные. Только значительно позже один из крестьян Иван Дмитриевич Смецкой, неизвестно где и при каких обстоятельствах, научился читать и писать и все начали обращаться к нему за помощью. А улицу, на которой он жил, стали называть Писаревка. В период крепостной зависимости в жизни крестьян все зависело от господина, землевладельца. Помещик самовольно определял размер панщины, совершал над крестьянами суд и расправу. Он имел право продать своих крестьян, отдать в солдаты, обменять, женить или выдать замуж по своему усмотрению, за кого считал нужным. Молодых крестьянских девушек брал к своему двору, где они были служанками и обходился с ними, как хотел. В записках А.П.Душко на стр.5 об этом сказано: «Так,он одну из интересных девушек забрал к себе во двор, прижил ей ребенка и отослал обратно в слободу». И это в деревне был не единственный случай. Да и во всей крепостной России это было обычным явлением. Только в Черниговской губернии в 1860 году зарегистрировано 2869 внебрачных детей. Такие дети официально числились незаконнорожденными, а в народе их называли «байструк» или «нагуляный». По преданию, помещик со временем подарил этому ребенку участок земли под лесом в урочище Выгари около Тютюнницы и тем самим улучшил его материальное положение. Испытывая издевательства, крестьяне жаловались на господ. Так, в 1715 году крестьяне с.Домашлин подали жалобу на своего хозяина, в которой значилось: «Теперь Полонецкий берет со двора по 16 шагов и по 3 четверика овса. И так делает, что хочет... Работаем мы недель по шесть, семь без отдыха… Земли наши собственные также самоуправно отбирает». В деревне на берегу речушки Лукавец, у ее излучины, находится курган. Происхождение его до настоящего времени неизвестно. В диаметре курган имел около 30 метров, и до 4 метров в высоту. Со временем землю с его вершины сняли для ремонта дорог. По рассказам старожилов, в 1912 году, при проведении земельных работ, возле кургана житель слободы Яков Деркач выкопал грубо обработанный наконечник копья и, не зная, что с ним делать, бросил в металлический лом возле кузницы Петра Марковича Матюхи. Кое-кто утверждал, что это шведский могильник, а другие относят его происхождение к временам Киевской Руси. В деревне называли этот курган Лысая Гора. До настоящего времени специалистами курган не обследован и как археологическая памятка не зарегистрирован. Первое время на этом кургане было сельское кладбище, как говорят старожилы, потому что это самое высокое место, а также, потому что землевладелец не позволял использовать под кладбище другие земли. И только в начале XX столетия для кладбища выделили землю на южной окраине села, где оно находится и сейчас. А после того, как была построена церковь, некоторых жителей, тех, кто оказывал финансовую или другую помощь, хоронили на церковном цвинтаре (в церковном дворе). Присутствие литовских, польских и других завоевателей, территориальная близость России и Белоруссии повлияли на этнические особенности, быт, язык, образ ведения хозяйственной деятельности. Тип жилья в селе украинский – побеленная хата, стены внутри украшены вышитыми ткаными рушниками. Для диалекта характерно наличие большого количества русских и белорусских слов. Фонетической особенностью говора также является наличие в некоторых словах звуков, для обозначения которых в современном алфавите отсутствуют буквы (дифтонги). Это проявляется при произношении слов типа «конь», «воз», «хлив», «хвиртка», «захалод» и других. Возможно, эта особенность сохранилась со времен Киевской Руси. Весть об отмене крепостного права к Тютюнниковой Слободе дошла не сразу. И не смотря на то, что панщина была отменена, землевладелец продолжал требовать от крестьян работать на него. По преданиям один из крепостных Михаил Смецкой где-то услышал, что панщина отменена и отказался идти работать к пану. Когда помещик узнал о неповиновении, приказал доставить Михаила на господскую конюшню и избить розгами. Приказ был беспрекословно исполнен. Когда помещики узнали, что правительство готовит указ об отмене крепостного права, начали продавать и заставлять в поземельный банк свои земли. В этот период покупателями земли могли быть богатые казаки и некоторые мещане, у которых были деньги и знакомства. Вокруг Тютюнниковой Слободы начали организовываться хутора. Так, казаки из села Киселевки купили земли, заселили их и появились хутора Костючки, Рожки и др. Казаки из с.Домашлин основали хутор Кугуки. А выходцы из сел Ольшане, Гаи, Волынка купили у помещика Будштедта земли в урочище Волчья Березина и основали населенный пункт, который назвали Бушкетовка. Расположена она была на северо-запад от Слободы между Тютюнницей и Майорским (Петровой Слободой). Эти переселенцы носили фамилии Макаренко, Рудя, Малыш и др. Часть земель купили жители Корюковки и эти участки они назвали «слободщиной». Когда крестьяне узнали об отмене крепостной зависимости, то устроили своеобразный праздник. Для этого из с.Ольшане привезли водки, где у местного помещика была гуральня, и устроили гулянье. Крестьяне провозглашались лично свободными. Однако за помещиками закреплялось право собственности на все принадлежащие им земли, а крестьянам предоставлялось право получения усадьбенной и полевой земли на условиях выкупа. Выкупную цену они должны были выплатить за 49 лет. До перехода на выкуп крестьяне оставались временно-обязанными. Вскоре в Слободу приехал землемер и провел землеустроительные работы. Был составлен подробный план земель с указанием землевладельцев. После выделения усадьбенных участков для крестьян у помещиков остались земли вокруг Слободы, которые назывались Пустошь и давали очень незначительную прибыль. И помещики начали эти земли продавать за наличные, а также через поземельный банк. Поземельный банк продавал земли отдельным зажиточным людям, а также объединениям крестьян, если за них кто-нибудь из авторитетных людей мог дать поручительство. Появились деловые люди, которые занялись перепродажей земли. В Тютюннице этим занимался еврей Аврам Цейтлин и другие. В архивах сохранились некоторые ведомости про это. Вот продажные листы на гербовой бумаге ценой 40 коп серебром, где совершена запись о том, что 24 мая 1873 года казак Юхим Харитонович Дятел по доверенности, выданной ему поручиком Апполоном Троцким–Сенютовичем, продал казаку Слободы Тютюнниковой Сухацкому 4 десятины земли за 130 рублей. А 16 апреля 1880 года житель слободы Кравченок Григорий продал Быше Есыпу участок земли мерою 4 десятины за 170 рублей. Продажную запись совершил писарь Иван Смецкой, а за покупателей поручился староста села Омелян Иванович Матюха. Сначала цены на земельные участки были не очень высокие, приблизительно 50 рублей за десятину, но со временем они выросли до 200 и даже 300 рублей за десятину. Такие деньги в то время заработать было очень сложно и крестьяне вынуждены были заниматься кустарным промыслом, или наниматься на сельскохозяйственные работы к помещикам и зажиточным крестьянам не только в окрестные села, а даже и за Десну к прусам (прусы – немцы, которые поселились возле Бахмача и Конотопа во времена императрицы Екатерины). Другие изготавливали из лозы корзины, из коры бытовые вещи и обувь, из древесины – телеги, сани, бочки, гнали деготь,из веток вязали метла сбывая все это в Соснице, Мене и других городах. Много слобожан работало на сезонных работах на сахарном заводе в Корюковке, который в 1858 году построил иностранный предприниматель Раух. Условия труда на заводе были нелегкими. Рабочий день здесь длился 12 часов, а за смену мужчинам платили по 50-60 коп, а женщинам – 30 коп. Очень непросто было собрать необходимые деньги для покупки земли. Но некоторым, кому покровительствовал помещик, кто был физически более крепким, трудолюбивым, хозяйственным и экономным, удалось приобрести больше 100 десятин земли, пастбищ и леса. И даже не только возле села, а и далеко от него на плодородных землях теперешнего Менского района. Некоторые жители села приобрели участки земли под лесом возле Слободы в урочищах Подтереб , Ревине, а также участки орной земли возле с.Киселевки в урочище Плиски, возле сел Даниловка, Синявка за Либаво-Ровенской железной дорогой(проложена между Бахмачем и Гомелем) в урочищах Козиный Рог, Степок и других. С того времени к нам дошли названия урочищ: Бервеница, Обиход, Церковное, Спорное, Мачулище, Гайдунове, Комитетское, Скалацкое, Стряпчее, Лашнюкове, Турасове, Горелое, Бышкин Груд, Зайцева Березина, Бойдаливщина, Терешкин Окип и другие. После реформы некоторые крестьяне начали выращивать крупный рогатый скот, свиней, овец не только для себя, но и для продажи. Скот скупали евреи из села Бречь, где было ихнее поселение, а также купец Алябьев из Корюковской экономии и доставляли его в большие города, где перепродавали. В это время у некоторых жителей села появились в усадьбах маленькие лавки, в которых продавали соль, керосин, спички и другое. До того времени пока в деревне не было школы, те кто очень хотел научить детей грамоте, сначала обращались к писарю Ивану Смецкому, а со временем начали для этого приглашать дяков из Домашлина. Для проведения занятий слобожане нанимали хату у кого-нибудь из односельчан. Все крестьяне, чьи дети посещали занятия, складывались и платили учителю 10 рублей в месяц. Одним из учителей был Ацелюк из Гуриновки, который закончил Жуклянское высшее начальное училище. В 1910 году в селе была построена земская школа, земельный участок для которой выделил дворянин Крот. Первой учительницей здесь была Анастасия Федотовна Сахута из Сахутовки, выпускница Сосницкой гимназии. За учебу в гимназии нужно было вносить плату до 300 рублей в год. Сюда входила стоимость питания, форменной одежды и жилища. Поэтому в гимназии могли учиться в основном только дети дворян и зажиточных мещан. Анастасия Федотовна была способной, одаренной девушкой, и когда еще училась в Жуклянском высшем начальном училище, на нее обратили внимание члены земской управы. Они и помогли поступить в гимназию и предоставили материальную помощь. Но этих денег было недостаточно и отцу пришлось продать часть земли, чтобы дать возможность дочке закончить гимназию. Школа считалась трехклассной. В зимний период ее посещало до 50 человек, и занятия проводились со всеми сразу в одной классной комнате. Когда наступала весна, большинство детей оставались дома помогать родителям по хозяйству и снова начинали посещать школу только тогда, когда выпадал снег. В первый выпуск школу закончило трое учеников. На выпускной экзамен приехал один из членов земской управы. Присутствовал также попечитель школы дворянин Григорий Крот. Учительница жила в помещении школы, где было выделено две маленькие комнаты и кухня. Заработная плата ее была 30 рублей в месяц. Кроме того, для изучения Закона Божьего один раз в неделю в школу приходил священник. Каждый день перед началом занятий нужно было всем классом исполнять молитву за царя. По рассказам старожилов, этого правила учительница не придерживалась и только тогда, когда на занятия приходил священник, молитву приходилось исполнять под его руководством. В марте 1913 года учительница отметила день рождения Т.Г. Шевченко. До начала занятий выстроила всех учеников и каждому из них вручила конфеты и орехи. После этого рассказала детям кратко о жизни и творчестве поэта и прочитала несколько стихов. Поскольку в то время украинский язык и творчество Шевченко были запрещены, и про этот случай узнали в земской управе, оттуда приехал представитель для расследования. Но местные влиятельные жители защитили молодую учительницу и ее оставили в покое. Внеклассной работой занималась тоже учительница. В школе организовывалась новогодняя елка. Для этого для девушек из креповой бумаги изготовляли костюмы, которые отображали зиму, весну, лето, осень, ночь и прочее. Каждая из девушек читала соответственно своему костюму стихотворение. Из мальчиков организовывали квартет по байкам Крылова.

Исполнялись произведения Некрасова, Майкова, Пушкина, Лермонтова. Приглашались на елку и родители. Конечно, для слобожан это было необыкновенное событие и оставляло приятные впечатления.

В 1902 году в деревне начали строить деревянную церковь. По свидетельству некоторых жителей села церковь была куплена в с.Чепелев (ныне Щорский район).До этого времени Слобода относилась к Домашлинскому приходу, где церковь была построена в 1869 году. В Слободе за домашлинской церковью был закреплен земельный участок (так называемая руга) размером 7 десятин. Священниками были Иван Городецкий, Василий Городецкий, Никита Богдановский и другие. Священнослужители регистрировали рождение, бракосочетание и смерть, совершали обряды крещения, венчания, похорон и др. Все это заносилось в церковные метрические книги.

Вот в книгах Домашлинской церкви Рождества Богородицы находим запись, что 11 августа 1879 г. у временно-обязанного крестьянина Тютюнниковой Слободы Есыпа Тимофеевича Быши и его законной жены Дарьи Сергеевны родился сын Фотий. Крестными стали Яков Есыпович Деркач и Мария Гавриловна Кравченок. А 18 января 1881 г. повенчались бессрочно отпущенный унтер-офицер Григорий Васильевич Матюха в возрасте 25 лет и временно-обязанная крестьянка Марфа Федоровна Лобанова 23 лет. При этом со стороны жениха были свидетелями государственный крестьянин Василий Степанович Матюха и солдат Аврам Петрович Симоненко. Со стороны невесты – Иван Дмитриевич Смецкой и временно-обязанный крестьянин Иван Федорович Лобанов.

Священники имели значительное влияние и власть, от них зависело чрезвычайно много в жизни крестьян. Так, один из слобожан чем-то не понравился священнику и, когда крестьянину пришлось венчать сына, священник потребовал за обряд 40 рублей, что в те времена было очень много. Пришлось крестьянину продать вола и заплатить деньги священнику. На похороны одного из жителей села, священник не явился по неизвестным причинам и крестьянина похоронили без него. Организовал эти похороны Аркадий Васько. Узнав об этом, священник задумал привлечь его к ответственности. Но пока шло следствие, Аркадий выехал по переселению и только благодаря этому избежал наказания. До того времени, пока не было в Слободе церкви, населенный пункт относился к разряду «деревня», а после образования собственного прихода получил статус «село». Такой был порядок. Представителем административной власти в селе был староста, который избирался на собрании жителей села сроком на 3 года. Для проведения выборов старосты из волости приезжал старшина и вносил на рассмотрение крестьян свою кандидатуру. В большинстве случаев эта кандидатура находила поддержку. Но были случаи, когда крестьяне предлагали и выбирали на свое усмотрение. Для выборов волостного старосты от жителей Тютюнниковой Слободы выбиралось шесть избирателей. Они съезжались в волость, где избирали старшину по предложению представителя земства. От земства для избирателей выделялось ведро водки. Сельский староста при исполнении служебных обязанностей носил медную медаль, получал из волости награду – 3 руб в год. Помощником старосты был соцкий, который носил жестяную медаль. Староста в необходимых случаях созывал сельское собрание, где решались местные дела (о назначении опекуна, ремонте дорог, назначении пастухов для общего стада и другие). Решение собрания записывалось в книгу приговоров, прошнурованную и скрепленную сургучной печатью. Приговор подписывался всеми присутствующими на собрании, а фамилии всех неграмотных писарь переписывал в книгу и утверждал своей подписью. В волости действовал так называемый волостной суд, который рассматривал мелкие споры крестьян. Волостной судья выбирался избирателями на волостном собрании. Несколько лет волостным судьей избирался житель Слободы Артем Акимович Деркач. События 1905 г. почти не отобразились на жизни села. Только крестьяне, которые работали в Корюковке, рассказали, что на сахарный завод прибыла сотня казаков, которые разъезжают по заводу и базару, и смотрят за порядком. Когда один из рабочих на базаре пропел песню такого содержания: «Санкт-Петербург, литейный завод, на борьбу собирайся, рабочий народ!», казаки побили рабочего. Пострадавшим был рабочий-пролетарий Недюха. В последних числах июля 1914 г. по селу на заборах и других людных местах появился на красноватой бумаге царский манифест о начале Первой мировой войны и о мобилизации. На войну должны были идти мужчины от 22 до 45 лет. Всего в селе подлежало мобилизации около 50 человек. В этот же день были закрыты водочные лавки, которых по всей волости было две – в Корюковке и Александровке. И уже до 1918 г. водка нигде не продавалась. Газет в то время слобожане не выписывали, иногда каким-то образом появлялась газета «Биржевые ведомости», но ее мало кто понимал. Поэтому долгое время жители села не знали, какие события происходили на фронте. Позже на базаре в Корюковке появились плакаты, которые отображали бои в Карпатах. На одном из плакатов было изображено, как казак Кузьма Крючков на свою пику наколол несколько немцев в медных касках. В селе стало также известно, что в первые месяцы русские войска достигли Восточной Пруссии, заняли всю Галицию. Об успехах на фронте говорило и то, что на Корюковском сахарном заводе появилось около 300 пленных немецко-австрийской армии. Они были дисциплинированными работниками. Кроме того, организовали духовой оркестр и в праздничные и выходные дни устраивали концерты. Некоторые из них остались в Корюковке и в соседних селах навсегда. Двое из них женились и поселились в Тютюннице. Матушка Карл прожил остаток жизни в селе, но потомства не оставил , а Щепотка Станислав оставил после себя потомство – двух сыновей и дочь. Почти одновременно с пленными на сахарный завод было привезено 200 человек казахов и узбеков, которые отказались воевать. Но работать они тоже не пожелали и со временем их вывезли. Вскоре русские войска потеряли инициативу на фронте и в селе начали появляться раненые и извещения о гибели солдат. Всего в Первой мировой войне из Тютюнницы погибло 7 человек, а в плен попало 12 человек. Семьи мобилизованных на войну, из волости получали денежную помощь.

До 1916 г. в селе не чувствовалось ухудшения экономического состояния в России. Как и раньше, в лавках продавались продукты питания и мануфактура. Под конец года товары начали исчезать. Хлеб на базаре подорожал. Цена одного пуда муки поднялась от 1 руб. до 2 руб. Зима была очень снежной. Село было так занесено снегом, что нельзя было не проехать, не пройти. Приближался 1917 г., год кардинальных перемен в истории России и в жизни каждого ее жителя.

Кiлькiсть переглядiв: 305

Коментарi