БЕСПОКОЙНЫЕ ГОДЫ (1917-1945), часть 2

О падении царизма жители Слободы Тютюнниковой узнали в церкви, где после службы священник объявил, что император отрекся от престола, но в этом ничего страшного нет, потому что скоро будет созвано учредительное собрание, которое изберет правительство. А от солдат, что возвращались с фронта, стало известно, что покинуть престол царя заставили рабочие и крестьяне. Вскоре в село прибыл представитель из волости – матрос. В школе собрали жителей села, где представитель произнес речь о революционных событиях, ругал царя, царицу, Распутина и всех буржуев. На этом собрании был избран исполком, в состав которого вошел и священник. Собрание проходило бурно, несколько раз присутствующие кричали «ура!». 1917 год для слобожан выдался неурожайным, и им приходилось ездить за хлебом на Полтавщину. Еще в марте 1917 года по инициативе священника Кубрака Василия было организовано потребительское общество. На первом его собрании был установлен пай в размере 1 рубль, и было избрано правление, в которое вошли Смецкой Леонтий Трофимович, Душко Каленик Моисеевич и священник. Но это мало помогло в организации торговли. В конце года начались перебои в обеспечении товарами. Вместо серебряных монет появились почтовые марки, а потом вышли новые бумажные деньги – керенки, на простой бумаге, неразрезанные. Но за них нельзя было купить почти ничего. Солдаты, которые были в отпусках, по разным причинам, в свои воинские части возвращаться не спешили. В село часто приезжали агитаторы, собирали граждан, заново был избран сельский исполком. Но он не успел приступить к конкретной работе, потому что в апреле 1918 г. в селе появился отряд немецких солдат. Они назначили старосту, который в основном занимался сбором для немцев сала, яиц, сена и овса. В урочище Гай возле Корюковки открылся лесоповал, где для немцев заготавливали лес. Некоторые из жителей Тютюнницы пошли работать на заготовку леса, где платили бумажными деньгами, так называемыми «скарбницами». Появлялись в Корюковке гайдамаки и петлюровцы. В сельской школе было организовано товарищество «Просвита». Где-то приблизительно в августе 1918 года немцы неожиданно выехали из Корюковки. В это время в школе уже было 3 учителя, с помощью которых был организован драмкружок. Кроме молодежи активное участие в нем принимали Федот Леонтьевич и Яков Леонтьевич Смецкие, учитель Василькович Роман с сестрами и другие. Почти одновременно был организован 4-голосый хор из 40 человек. Организатором хора был, случайно попавший в Тютюнницу, бывший хорист архиерейского хора из Харькова, который служил в сельской церкви псаломщиком. Постановки драмкружка и концерты хора были для населения новым явлением и имели значительное влияние на воспитание молодежи и культурное развитие населения. В конце 1918 г. в Корюковку вошли войска Красной армии и петлюровцы отступили. В январе 1919 года в Александровке и Корюковке были созданы ревкомы. В этом же месяце из волости в Тютюнницу прибыл представитель и на собрании был избран председатель сельского Совета. Это был бывший работник сахарного завода, житель села Охрименко Ефим Евменович. В Костючках был создан сельсовет отдельно. В это время в селе почти каждый месяц председатель сельсовета переизбирался. Причиной этого было то, что работа в сельсовете не оплачивалась, а также то, что за Десной стояли деникинцы, в придеснянских лесах и селах хозяйствовали разные вооруженные отряды и банды. Шла гражданская война. Была большая разруха. В село не поступали промышленные товары, и кооперативная лавка прекратила свою работу. Не было соли, спичек, керосина, сахара, ткани и других необходимых товаров. Деньги обесценились до того, что коробка спичек стоила больше миллиона рублей. Появились массовые заболевания цингой, а в конце 1919 года и в начале 1920 года – тифом, от которого умерло много слобожан. В мае 1919 г. в Соснице на съезде земельных отделов был установлен порядок отчуждения и распределения земель. Размер земельного участка, которым наделялись крестьяне, зависел от природного плодородия и наличия земель, а также от густоты населения. Тютюнницкие земли были отнесены к последней категории по плодородию, и поэтому норма наделов была установлена на 6 душ семьи – 12 десятин, а у кого больше 6 едоков – на остальных членов семьи по 1,5 десятины. Для отчуждения и распределения земель была избрана земельная комиссия из трех человек. Председателем комиссии был избран Соломенник Максим Михайлович, а членами – Смецкой Леонтий Трофимович и Душко Андрей Павлович. В это время в селе дворяне Кроты и 5 крестьянских хозяйств имели 500 десятин земли, а 145 мелких хозяйств – 1500 десятин. Так, житель села Деркач Тимофей Аристархович имел почти 100 десятин, а Быша Иван Есипович – 130 десятин. Но, по настоящему богатых крестьянских семей в селе не было. Выделялись некоторые только немного большим количеством земли (в основном под лесом), крупного рогатого скота, овец и лошадей. В остальном они практически ни чем не отличались от основной массы односельчан. Продукты питания экономились, их расход строго контролировался, на одежде и обуви также всячески экономили. Так же, как и все окружающие, все члены этих семей и малые и взрослые тяжело работали. Комиссией было отчуждено и распределено больше 100 десятин земли и наделено ею 40 дворов. В первый год некоторые из крестьян не приступили к обработке полученных наделов, потому что боялись мести хозяев. Но на следующую весну таких осталось немного. В июле 1919 года в Тютюннице и Костючках был создан Комитет незаможных селян (комнезам). Первым его председателем в Тютюннице был избран Матюха Петро Маркович, а в Костючках – Ковтунович Иов Трофимович. Крестьяне, которые объединились в комнезамы, наделялись так называемыми «революционными» земельными участками, которые были отобраны у помещиков и зажиточных крестьян. Комнезамы занимались отчуждением земель у тех, у кого были ее излишки, принимали новых членов, исключали некоторых из своего состава, организовывали обработку земли, заготовку семян, уборку урожая, решали другие хозяйственные дела. Так, на общем собрании комнезама 8 февраля 1924 года было решено возобновить работу кооперативного потребительского общества. По этому вопросу собрание постановило: « Производить запись желающих вступить в члены кооператива при таком условии: при записи необходимо обращать внимание на класс, к которому принадлежит желающий поступить пайщиком, то есть кулачество, духовенство и т. п. элементы не должны быть в советской кооперации. Пай определяется в размере 1 пуд ржи и вносится при записи ». На этом же собрании решали об открытии сельбуда и постановили: « Ходатайствовать перед окружным правлением об открытии в с. Тютюннице сельбудынка, одновременно с тем ходатайствовать о льготном приобретении помещения для сельбуда из числа продающихся построек окрземуправления». Здесь же было рассмотрено заявление члена организации Васько Антона Андреевича « О том, что им узнано следующее, что в гражданина с. Тютюнницы Быши Федора Ивановича имеется револьвер на ношение которого он права не имеет. Постановили:Заявление Васько передать райпарткому с предложением отобрать в указанного гражданина Быши примыкающего к кулаческому элементу револьвер». На повестку дня собраний этой организации выносились и другие, важные на то время, вопросы. Вот некоторые из них: - О ликвидации неграмотности среди членов Комнезама; - Об открытии хаты читальни; - О комитете взаимопомощи; - Об организации читки на политическую тему; - Об организации ячейки международной организации помощи революционерам (МОПР); - О создании комиссии по организации помощи воздухофлоту. В марте 1924 года в Тютюнницкой организации Комнезама состояло 29 человек. А в апреле 1924 года Костючковская и Тютюнницкая организации были обьединены и председателем избран Смецкой Гавриил Потапович. И уже в октябре 1930 года в ней насчитывалось 110 членов, из них 100 человек мужчин и 10 – женщин. В 1921 г. когда на юге Украины была большая засуха, в Тютюннице и в окружающих селах был неплохой урожай. Из Гомеля и других городов рабочие привозили промышленные товары и обменивали их на продукты питания. Очень дорого ценилась соль, за 1 фунт соли нужно было отдать 1 пуд муки. В это время Сельсовет и Комнезам проводили работу по организации помощи голодающим. Продовольство, которое собиралось в селе, концентрировалось в волостном комитете в Александровке, а оттуда направлялось в районы, где был голод. Закончилась гражданская война и все, кто воевал, начали возвращаться домой, и в селе началась мирная трудовая жизнь. В 1923 г. были введены твердые деньги, которые назывались червонцами. В этом же году была проведена административно – территориальная реформа, отменены волости и уезды и вместо них организованы районы и округа. Тютюнница была отнесена к Корюковскому району и, некоторое время, к Сновскому,а затем к Конотопскому округам. Были также укрупнены сельсоветы и Костючки присоединены к Тютюнницкому сельсовету. В селе начала работать кооперативная лавка. Сначала появились товары первой необходимости (соль, спички, керосин), а вскоре появились и другие товары. На первых порах промышленные товары продавались в обмен на сельхозпродукты, потому что денег у слобожан практически не было. Например, за 1 фунт воблы стоимостью 3 копейки необходимо было заплатить 3 фунта ржи. В начале 1925 года, в результате проведения новой экономической политики (НЭПа), появились все необходимые товары, базары были завалены продуктами питания и промышленными товарами. Хлеб стал значительно дешевле. Так, за слабенького коня необходимо было заплатить 100 пудов ржи. Установленные налоги были наполовину деньгами, наполовину рожью. Для того, чтобы сдать в счет налогов рожь, в очередь нужно было записаться за две недели раньше. Кустарные промыслы в Тютюннице в это время были незначительные. Сапожников было 2, портных – 5, вычинщиков шкур и овчин – 1, производителей растительного масла – 1. В годы НЭПа в богатых селах Киселевка, Величковка, Дягове и других крестьяне начали строить и перестраивать жилье, хозяйственные строения, и в связи с этим появился спрос на плотников. Поэтому многие жители села начали учиться этому ремеслу у Быстревского Ивана Семеновича. В этот период слобожане также стали улучшать свое жилье, обзаводились более качественным сельскохозяйственным инвентарем, лошадьми, хозяйством. Значительно выросла культура обработки земли. В это время происходила новая волна переселения молодых семей в Бушкетовку, другие населенные пункты и образование вокруг Тютюнницы новых хуторов и одиночных поселений. По данным переписи на сельхозналог за 1927 год по Тютюнницкому сельскому совету насчитывалось 220 дворов, в которых было 270 лошадей, 417 голов крупного рогатого скота, 576 овец и 437 свиней. Посевная площадь составляла 512 га, в основном это рожь (185 га) и гречка (132 га). Урожайность зерновых в среднем составляла 8-10 ц/га, а картофеля – 120 ц/га. В 1926 году работниками Носовской исследовательской станции было обследовано 50 % коров с.Тютюнницы, вследствие чего установлено среднюю жирность молока 4,5 %, а надои – 1700 литров. В 1930 году в соответствии с постановлением Совнаркома УССР административно-территориальное деление на округа было ликвидировано. Вводилась двухступенчатая система управления (район – центр). Очень тяжело было с продуктами питания в 1932 – 1933 годах. В стране был жестокий голод. Эта беда коснулась и Тютюнницы. Большинство семей страдали от недоедания.

На территории Тютюнницкого сельского Совета коллективизация фактически началась в 1932 году. В коллективное хозяйство вступали и добровольно и с применением различных принудительных мер. Первым был организован колхоз в с.Костючках «Новая жизнь», а позже – в с. Тютюннице «Ленинский путь». К началу 1934 года коллективизация на территории сельского Совета в основном была завершена. За теми семьями, что вступили в колхоз были закреплены земельные участки в размере 0,75 га. Остальная земля, а также сельхозинвентарь и тягловый скот были обобществлены.

В период коллективизации проводилась работа по переселению крестьянских хозяйств в село, из множества разбросанных вокруг Тютюнницы среди болот и кустов одиночных поселений. А к тем, кто отказывался переезжать добровольно, применялись различные методы принудительного характера. В первые годы животноводства в колхозах почти не было. Часто проводились общие собрания членов артели и заседания правления. На общие собрания явка была почти 100 %. Заседания правления были открытыми, и на них кроме членов правления было много присутствующих рядовых колхозников. Постоянно расширялись посевные площади, повышалась урожайность всех культур, а поэтому повысился валовой сбор зерновых. Несмотря на то, что Корюковский сахарный завод возобновил свою работу в 1925 году, жители Тютюнницы на дополнительные заработки ходили намного меньше, чем раньше. А в 1935 – 1936 годах вообще не стали ходить, и руководству завода пришлось обращаться в райисполком за нарядами на рабочую силу из колхозов. Много хлопот крестьянам доставляло выращивание и обработка конопли. Не смотря на то, что для ее посева выделялись лучшие земли, и вносилось большое количество навоза, урожайность была невысокой. Сена от природных угодий по тогдашним меркам собиралось достаточное количество. По колхозу «Ленинский путь» каждый год заготовлялось приблизительно 7000 центнеров. В 1934 году сено выдавали колхозникам в виде оплаты труда за трудодни. К концу 1940 г. в колхозах было уже значительное количество крупного рогатого скота, овец и других животных. По окончанию самых важных этапов сельхозработ, накануне праздников подводились итоги работы и устраивались коллективные обеды непосредственно в поле и во дворах колхозов, давали премии лучшим работникам и различные моральные поощрения. В 1928 году в селе была создана комсомольская организация, члены, которой организовывали субботники, воскресники, концерты художественной самодеятельности и т.д. Однако, все эти годы, после Октябрьской революции 1917 года, сопровождались жестокой классовой борьбой, перегибами в организации проведения коллективизации, индустриализации и др. Безжалостные жернова этой борьбы перемололи несколько человеческих судеб даже в таком маленьком, глухом населенном пункте как Тютюнница. В 30-е годы были арестованы по политическим мотивам и отбывали наказание жители села Рудя Михаил Андреевич, Деркач Игнат Тимофеевич (Бекецкий), учитель сельской школы Ромащенко. А братья Быша Алексей Васильевич и Быша Ефим Васильевич постановлением тройки при Черниговском облуправлении НКВД УССР от 10 апреля 1938 года приговорены к высшей мере наказания – расстрелу. Еще два брата из этой семьи тоже понесли уголовное наказание. В эти годы случались происшествия на почве любви, ревности и других бытовых коллизий. Особенно всколыхнуло жителей села происшествие, случившееся в начале 30-х годов из-за любовной страсти возникшей между жителем села Евсеем и его кумой, женой соседа Устей. Это привело к трагедии двух семей. Погибли две молодые женщины, осиротели малолетние дети, а мужья вынуждены были нести наказание и скитаться в чужих краях. Это событие слобожане попытались отобразить в стихотворной форме. Наступил трагический июнь 1941 года. В первые же дни после объявления войны были мобилизованы все мужчины села от 19-летнего до 50-летнего возраста. Весь урожай, который остался, а также скот были розданы по дворам. Оккупация началась 20 сентября 1941 года, в село зашла какая-то небольшая немецкая воинская часть, которая побыла здесь 2-3 часа и удалилась в сторону Низковки. С этого времени до декабря 1941 года никакой власти в селе фактически не было. В конце года появились представители новой власти из числа местных жителей - староста и полицейские. Старостой стал Деркач Кириил Платонович. А всего в органах оккупационной власти служило более 10 человек жителей села. Затем прибыл немецкий комендант, который потребовал все колхозное имущество и скот возвратить в общину и всем жителям работать в этой общине. Но никто работать туда не пошел, и коменданту пришлось разрешить хозяйствовать единолично. Комендант оставил за собой 40 гектаров лучшей земли вокруг школы, а здание школы переоборудовал для своей квартиры. Для жителей села комендатурой были установлены строгие правила поведения. Нарушители порядка подлежали наказанию, их могли на некоторое время закрыть в школьном подвале, на несколько дней направить на принудительные работы по высыпке дорог и т.д. Летом 1942 года, когда через села Наумовку, Туровку,Казенную Слободу (Сосновку) проходили партизанские отряды Ковпака комендант оставил Тютюнницу и больше уже не появлялся. Село часто посещали партизаны, которые имели здесь связных. Они брали провожатых на железнодорожные ветки, собирали продукты, одежду, белье. Командиром взвода у них был бывший председатель сельсовета Ковенко Семен Филиппович. Из числа жителей села официально в подпольно-партизанском движении принимали участие 2 человека – Матюха Петр Семенович и Быша Василий Сергеевич, который сначала выполнял роль связного, а весной 1943 г., после Корюковской трагедии, зачислен бойцом партизанского отряда имени Сталина. В начале марта 1943 г., когда каратели жгли Корюковку, многие жители села прятались по кустам и болотам вместе с коровами и другими животными. 22 сентября 1943 года в Тютюнницу вступило воинское подразделение Красной Армии. Его передовой отряд преследовал немцев и перевозил на повозке тяжело раненого бойца, который во время проезда через село умер от ран. Боевые товарищи похоронили его за селом около хутора Зезы на обочине дороги Тютюнница – Самсоновка (Малыши). Его имя осталось неизвестным. На этом закончились два года оккупации. В село начали возвращаться раненые солдаты, те, что стали инвалидами и другие, которые по состоянию здоровья уже не могли воевать. А те, кто за два года оккупации достиг призывного возраста - призваны в Красную Армию. Всего за годы войны на фронт было мобилизовано 224 жителя. Из них 137 человек не вернулись в родное село. Прах их покоится во многих странах, в самих дальних уголках континента. Были жертвы и среди мирных жителей. Буквально за 2-3 дня до освобождения власовцы вывели на окраину села Васько Марию Андреевну, а также ее мать и расстреляли, заподозрив женщин в связях с партизанами. Сиротой остался маленький ребенок. В последних числах февраля 1943 года в Корюковке, во время перестрелки немцев с партизанами, при неизвестных обстоятельствах погибла молодая, образованная девушка жительница села Быша Парасковия (Паша) Трофимовна. Хорощее знание немецкого языка сыграло для нее трагическую роль. А во время облавы на партизан, были убиты полицейские, жители Тютюнницы Матюха Константин Леонтиевич и Кириченко Николай Андреевич. Многим слобожанам довелось испытать ужасы немецкого плена.

Кроме того, 9 жителей было угнано на принудительные работы в Германию, из них две девушки остались на чужбине. Радченко Мария Степановна вышла замуж за поляка и они поселились в Польще, а Быша Мотю Михайловну забрал к себе на родину военнопленный француз, где она родила двух сыновей и двух дочерей.

Кiлькiсть переглядiв: 157

Коментарi